Государство будущего. Часть 2

119

Ведущий: Марк Анатольевич, позволю себе вопросы. Мы находимся в таком месте, где труд для многих обуза. Потому что многие не находят для себя труд по душе. На мой взгляд, без труда жить скучно.

 

Марк Анатольевич: понимаете, в чем дело? Здесь колоссальную роль имеет система структурообразования. Она должна создавать человека не только владеющего теми или иными научными знаниями. Но и для которого общественное благо выше личного блага. И вот когда будут стоять люди, прошедшие эту систему, то у нас по соответствующему плану появляется материальная база нового общества. Она предполагает иной принцип «от каждого по способности, каждому по потребности». Уже нет необходимости принуждения труду — труд на благо общества становится смыслом жизни.

 

Когда-то мы смеялись над парнями, которые не служили в армии, сейчас будут смеяться над человеком, который не хочет работать. А смех в массовом количестве над человеком — это страшный кнут.

 

Ведущий: знаете, в нынешнем состоянии все Божья роса может быть.

 

Марк Анатольевич: «В нынешнем состоянии», мы уже говорили, как его исправлять. Те люди, которые не прошли систему воспитания нового человека, с тем самым категорическим императивом, о котором я тоже говорил, никакой социальной поддержки не получат.

 

Ведущий: Биология — продажная девка капитализма.

 

Марк Анатольевич:  При их соитии я не присутствовал.

 

Ведущий: так вот. Русская пословица: горбатого могила исправит — некоторых невозможно исправить. Есть определенная категория..

 

Марк Анатольевич: напомнить вам вторую поговорку социализма? Кто не работает, то не ест.

 

Ведущий: то есть принуждение останется?

 

Марк Анатольевич: Принуждение останется, пока не закончится воспитание в новом духе, примерно через поколение.

 

Ведущий: Я вас понял. Теперь по выборной структуре вопрос. Речь идет о том, что по большому счету конкретные люди выбирают только делегатов нижнего уровня.

 

Марк Анатольевич: Они выбирают всех депутатов. То количество депутатов, которое необходимо для заполнения от нижнего до верхнего уровня.

 

Ведущий: Как это технически будет происходить? Я уточню вопрос: как низовая структура может отозвать депутата самого верхнего уровня. И сейчас есть такая законная возможность, но физически такой возможности нет.

 

Марк Анатольевич: Я об этом сказал. Любого депутата может отозвать те люди, которые его выдвинули. Это небольшая группа. Вот представьте: завод, ему по разрядке получилось избрать 120 депутатов. Он их и избрал. Да, обсуждая его рабочий коллектив, предлагая своих депутатов. Это основной принцип народовластия. Когда идет спор на низовом уровне, какой человек наиболее годен в депутаты. Людей, которые рядом с тобой, обмануть нельзя. Они знают этого человека. Никогда не изберут стяжателя, непорядочного человека, тунеядца. Никогда. Потому что они знают тех людей, которые рядом с ними поработали. Я думаю, вот здесь могут люди выдвинуть человека, который в этом коллективе проработал не менее 5 лет.

 

Ведущий: для этого надо вернуть крупные предприятия.

 

Марк Анатольевич: А как иначе?

 

Ведущий: В любом случае промышленность и интересы страны этого требуют.

 

Марк Анатольевич: иначе и работать невозможно. Дело в том, что предприятия должны иметь законченный цикл производства. Понимаете, я всегда в таких случаях вспоминаю миниатюру Райкина в комитете бытового обслуживания, когда костюм кому-то пошили, а он спрашивает: «что это?» А они: «у нас комплексное предприятие: мы шьем пуговицы, к пуговицам претензии есть? «

 

Тут важен законченный цикл производства, когда с завода выходит готовое изделие. Все промежуточные переделы не входят в себестоимость. В нее входит только добыча руды и стоимость конечного передела. Все промежуточные переделы, транспортные расходы — в себестоимость не идут. Потому что это такая же собственность общенародная, как и вся другая. Если, на чем держится дуализм, денежная система на внутреннем рынке стоимость преобразуется в цену беря во внимание стоимость добычи полезного ископаемого и стоимость последнего передела. А вот на внешней торговле, там в себестоимость входит все. Понимаете разницу?

 

Ведущий: Человеческая природа на сегодняшний момент несовершенна. Где гарантии, что в ближайшие 5-7 поколений мы коснемся краха всего, не появится опять желающие забюрократизировать, или создать слой номенклатуры, который СССР разрушил.

 

Марк Анатольевич: Для этого надо менять систему образования. Дело в том, когда в классе сидит 30 человек, учитель не сможет в течении урока выявить, как ученики освоили материал. Поэтому образование должно состоять из групп 5-7 человек, сформированные по принципу интересов. У кого-то к технике, математике, юридическим наукам — и с ними должен работать наставник и детский психолог. У психолога 10 человек опросить времени хватит. Для того, чтобы ученики через систему компьютерного образования восприняли общеобразовательные науки — для этого у него хватит времени. Для того чтобы они более глубоко освоили науку, можно применить совместное образование: как компьютерное, так и с участием человека, который читает лекцию по этому предмету.

 

Вот сейчас нет необходимости начального образования, среднего образование и высшего. Детей достаточно во время подготовки в последний год детского сада научить читать и считать, писать. Он приходит в школу готовым. И этот же год дает детскому психологу определить наклонности ребенка — к чему лежит его душа. И на основе этой информации сформировать эти малые группы.

 

Когда-то было очень модное поветрие, но его быстро задушили, потому что не было поддержки государства. Называлось: обучения с вовлечением.

 

Ведущий: Помню, было.

 

Марк Анатольевич: И вот здесь лежит корень будущего образования. Система научных знаний необыкновенно расширяется. Есть вещи, которые человеческий мозг не может воспринять в полном объеме, да и не надо это. Он должен иметь широкие познания в родном языке, литературе и истории. Вот эти три вещи необходимы. Они воспитывают человека. Они делают его гражданином.

 

Все остальное: дифференцированное образование, которое сделано для тех, кто интересуется тем или иным предметом. А эти три предметы должны проходить красным звеном, через всю линию образования. Сейчас у нас все библиотеки оцифрованы. То есть ребенок, который интересуется историей своей страны, он может найти любой материал. Ребенок, который интересуется русской литературой, сможет найти любую книгу по русской классической литературе. И вот это путь, по которому будет образовываться гражданин. Главное требование от образования, чтобы человек вырос гражданином. Те или иные знание он приобретет. Теми, которыми интересуется. А вот сделать его гражданином может только триумвират: русская литература, русский язык, русская история.

 

Ведущий: но, к сожалению, Ключевский писал, но он был представителем своего класса, что самое справедливое форма власти — это монархия, если бы не было случайности рождения идиотов.

 

Марк Анатольевич: если бы у бабушки были колеса, то это была бы не бабушка, а дилижанс. Мы должны предусмотреть систему, которая не дает возможности влево или вправо. Это вот та система образования человека с категорическим императивом: общественное благо выше личных интересов. И если человек не следует этому императиву, он подвергается насмешкам в своем кругу. Насмешкам!

 

Потому что над ним смеются: ты жлоб, стяжатель, сквалыга. Мы с тобой и разговаривать не хотим. Для этого не нужна бенефициарная система. Более того, она исчезнет, она будет не нужна в определенном смысле. Пока последние родимые пятна не исчезнут.

 

Но самое главное, это образование. Это нетерпимое отношения прежде всего детей, к проявлению иного мышления. Когда человек за свои личные блага борется, а не за интересы общества, и это будет подвергаться осмеянию. И не только в литературе и искусстве. А когда за тобой будут смеяться люди, которые сидят за одной партой: нам не нужен такой товарищ.

 

Ведущий: Не переоцениваете ли вы силу коллектива в данном случае?

 

Марк Анатольевич: Нет. Именно коллектив, в котором человек вращается с рождения: улица, детский сад — они формирую его личность.

 

Ведущий: Хорошо. Есть люди трудолюбивые. При чем даже не любящие потреблять, но которые принципиально тяжело подчиняются. Как их встроить?

 

Марк Анатольевич: их не надо встраивать, бесполезно. А их детей да. Потому что те люди, которые не прошли систему этого образования: социалистического и коммунистического — не будут иметь никаких социальных льгот. Да мамы сами их туда потащат и папа будет подталкивать.

 

Ведущий: Марк Анатольевич, мы сейчас находимся там, где находимся. Какие первые шаги должно сделать правительство народного доверия для того, чтобы…

 

Марк Анатольевич: Народное правительство — вот и все. Забудьте о том, что кто-то доверие должен искать. Для этого надо выстраивать новое избирательную систему. Это делается обычным указом. И выстраивать социалистическую экономику двухзвенную: из единого народного комплекса и промкооперации.

 

Ведущий: Сколько у нас есть времени на перестройку экономики?

 

Марк Анатольевич: сейчас и не скажу. Я не прогнозист. Я могу сказать, что это надо было делать еще позавчера. Но мы имеем то, что имеем. И браться за это надо с завтра. У нас сейчас есть великолепный материал, наши солдаты, которые воюют на Украине, которые знают, что такое империализм, глобализм и фашизм. И не случайно начали поднимать красные флаги? Это не случайно.

 

И это люди, те, которые призваны строить новое будущее. Не всякий там Дмитрий Быков, Ургант и Галкин. Тут не о чем говорить.

 

Есть такое отделение искусства, которое называется социалистический реализм. У нас даже от реализма отошли. У нас самовыражение художника важнее, чем та тема, над которой он работает. Вот был художник Иванов.

 

Ведущий: Вы имеете в виду, который написал «Явление Христа народу»?

 

Марк Анатольевич: совершенно верно. Сколько лет он его писал? 20 лет! Шесть тысяч эскизов. Вы представляете уровень работы?

 

Ведущий: Я видел эти эскизы и видел саму картину.

 

Марк Анатольевич: понимаете? Картина. Всего лишь на всего. Но он вечен в памяти российского искусства. А теперь скажите мне, вы хорошо представляете себе, кто такой Константин Маковский?

 

Ведущий: да, я видел несколько его картин, хотя не специалист в живописи.

 

Марк Анатольевич: да, дело в чем: он намного сильнее в пластике, в легкой кисти, чем Иванов. У него (Иванова) очень тяжелая кисть. Но кого запомнили?

 

Ведущий: как басня про мышь и льва. Зато я рожаю льва.

 

Марк Анатольевич: да, про львицу и лисицу. Но дело в том, что люди ценят, я не открою глобальных философских истин, человеческий труд. А не легкое порхание, подобно легкому зефиру из-за угла.

 

Ведущий: вот коль уж коснулись темы фашизма, вот сейчас: что такое фашизм?

 

Марк Анатольевич: это крайнее выражение буржуазной диктатуры. Когда отметены все мыслимые и немыслимые законопостроения и вопрос решает тот, в чьих руках автомат. Крайняя форма буржуазной диктатуры.

 

И не случайно Европа выстраивала идеологию фашизма под разными названиями по меньшей мере 500 лет. С момента первых буржуазных революций в Европе. Приведу пример: вот крестьянская война в Германии, это первое проявление антифеодальной революции, неважно, что в виде феодалов выступали священнослужители.

 

Скажите, сколько население в Германии осталось после окончания войны?

 

Ведущий: если я правильно помню, то чуть ли не ополовинил ось.

 

Марк Анатольевич: да, 30 процентов осталось. 70 было уничтожено. Земли не хватало. От хозяина надо было освободиться. То же самое делали англичане, огораживали. Французы то же делали. Система феодальной власти сохранилась до наполеоновских войн. И то он ничего лучшего не нашел, как из своих маршалов сделать феодалов. Вы знаете историю с первым Бернадотом?

 

Карл Бернадот — первый шведский король из династии Бернадотов, когда его хоронили, не допустили обмывальщиков до него. На груди была вытатуирована надпись «смерть тиранам». Это наполеоновский маршал, вышедший с самых низов, чуть ли не городской бандит. Он из бандитов в маршалы, из маршалов в короли. И до сих пор династия исправно правит Швецией.

 

Воспитание. Он получил воспитание на городском дне, таким и остался до смерти.

 

Ведущий: помните, как у Лермонтова:

 

И маршалы зова не слышат:

Иные погибли в бою,

Другие ему изменили

И продали шпагу свою.

 

Марк Анатольевич: да, есть такое. Мюрата расстреляли, а Ней исправно служил Бурбонам.