Что мы празднуем 23 февраля?

103

 

Как горько съязвил кто-то из авторов, мы живем на развалинах более развитой цивилизации, имя которой — Советский Союз. Неудивительно, что наиболее дальновидные представители элиты РФ пытаются «приватизировать» символы и достижения советской эпохи. Присвоить их себе, подобно тому, как кучка «эффективных собственников» разграбила богатства, созданные трудом всего народа.

Для этого официозная пропаганда пытается сместить акценты, выхолостив социалистическое содержание. Так, с каждым годом всё пышнее отмечается День Победы в Великой Отечественной войне. Но о том, что одержана она была под руководством Коммунистической партии, возглавляемой Сталиным, застенчиво умалчивается. Вместо этого сочиняются нелепые духоскрепные мифы, вроде крестного хода с чудотворной иконой вокруг Москвы осенью 1941 года.

Такая же картина наблюдается и с праздником 23 февраля. «День Советской армии и Военно-морского флота» превратился в «День защитника Отечества», который в массовом сознании всё больше воспринимается как некий абстрактный «мужской праздник».

Есть и более радикальное мнение. Дескать, праздник ложный, потому что ничего героического 23 февраля 1918 года не случилось. Наиболее рьяные антисоветчики пытаются поднять на щит совсем других героев, идейно близких нынешним «хозяевам жизни»:

«Вы только вдумайтесь, победившие большевики создают отряды РККА для подавления инакомыслия и контрреволюционной деятельности. А генерал Корнилов собирает из остатков голодной и брошенной армии Добровольческую армию, чтобы хоть как-то продолжать противостоять внешнему агрессору и не оставлять страну незащищённой».

Наглость подобных разглагольствований просто запредельна. Тогда, в 1918 году кумиры нынешних белопоклонников не сделали ни единого выстрела в немецких и австро-венгерских интервентов. «Рыцари белой идеи» сражались против своего народа, защищая собственность и сословные привилегии, не гнушаясь иностранной помощью. Многие из них — генерал Краснов, полковник Дроздовский — прямо служили немцам и даже воевали на их стороне против красных, став своеобразными предтечами полицаев и власовцев.

А что же большевики, которых так любят объявлять «агентами кайзера»?

После того, как надежды на быструю революцию в Германии не оправдались и мирные переговоры в Бресте оказались сорванными, 16 февраля 1918 года (все даты в статье приведены по новому стилю. — И.П.) германское командование официально заявило о том, что между Россией и Германией возобновляется состояние войны. В ночь на 18 февраля началось наступление немецких и австро-венгерских войск по всему фронту. В первые несколько дней оно развивалось вполне успешно. Старая русская армия утратила боеспособность, разбегаясь, сдаваясь в плен, бросая оружие и снаряжение. Немецкие отряды стремительно продвигались вглубь российской территории.

Прихода оккупантов с радостным предвкушением ждали бывшие хозяева жизни, люди с хорошими лицами, мечтавшие загнать в стойло взбунтовавшееся быдло, посягнувшее на самое святое — собственность и привилегии имущих классов.

К тому времени Красная армия уже существовала, декрет о её создании был подписан В.И. Лениным 28 января. Однако её формирование только начиналось.

21 февраля был принят декрет-воззвание Совета народных комиссаров «Социалистическое Отечество в опасности», опубликованный на следующий день.

С 19 февраля по начало марта в красноармейские и партизанские формирования в Петрограде вступило около 38 тысяч, из них около 18 тысяч было направлено на фронт.

Именно 23 февраля состоялось боевое крещение красных отрядов. В этот день под Ревелем (нынешний Таллин) на железнодорожной станции Кейла эстонские красногвардейцы вступили в бой с немцами и на сутки приостановили их наступление.

Более значимые события происходили в Пскове, оборона которого длилась с вечера 23 февраля до ночи 25 февраля. Наступавшие на город немцы насчитывали 4 пехотных и 1 кавалерийский полк, подкреплённые артиллерийскими частями. Им противостояли 2-й и 4-й красноармейские полки, 2-й и 7-й латышские стрелковые полки, отряды псковских красногвардейцев.

В сводке германской ставки, которую подписал 25 февраля генерал Эрих Людендорф, фактически руководивший в это время действиями всех вооружённых сил Германии, сообщалось: «Южнее Пскова наши войска наткнулись на сильное сопротивление. В ожесточённом сражении они разбили врага, город взят».

За этот успех немцам пришлось заплатить серьёзную цену. Так, вечером 24 февраля отступавшие псковские красногвардейцы взорвали у станции Псков-2, расположенной в 5 км от города, два вагона с пироксилином. В результате этой диверсии было уничтожено 270 военнослужащих германской армии (30 офицеров, 34 унтер-офицера и 206 солдат).

Оборона Пскова позволила осуществить эвакуацию складов Северного фронта, где хранилось имущество на сумму около 400 млн руб., вывезти золото Псковского отделения Государственного банка.

После прихода оккупантов сразу же проявилось мурло золотопогонных «патриотов России»:

«Немцев в Пскове около четырёх тысяч… офицерство русское надело погоны и поражает своим количественным составом, охотно регистрируется у немцев, обезоруживает русских солдат и население» — сообщалось 27 февраля в советской разведсводке.

В некоторых советских публикациях события 23 февраля 1918 года были объявлены победой Красной армии. Разумеется, такая трактовка неверна. Более взвешенная оценка даётся в «Кратком курсе истории ВКП(б)»:

«Молодые отряды новой армии — армии революционного народа — героически отражали натиск вооружённого до зубов германского хищника. Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма — 23 февраля — стал днём рождения молодой Красной армии».

Победы не было, однако наступающие немцы получили отпор, показавший, что лёгкая прогулка для них закончилась. Красные отряды создали хотя и непрочный, но заслон против германцев, воспрепятствовав их дальнейшему продвижению на Петроград.

3 марта был заключён Брестский мир.

Такова революционная суть сегодняшнего праздника, о которой нам не следует забывать.

 

Игорь Пыхалов